elysium :3

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
LTalk
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

elysium :3


... livinson 


Категории: ...
Прoкoммeнтировaть
понедельник, 8 июля 2013 г.
ИСКУССТВЕННЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ livinson 19:07:16
Подробнее…ИНТЕЛЛЕКТ ИСКУССТВЕННЫЙ, раздел информатики, изучающий принципы действия интеллектуальных машин. Исследователи, работающие в этом направлении, надеются достичь такого понимания механизмов интеллекта, при котором можно будет составлять компьютерные программы с человеческим или более высоким уровнем интеллекта. Общий подход состоит в разработке методов решения задач, для которых отсутствуют формальные алгоритмы: понимание естественного языка, обучение, доказательство теорем, распознавание сложных образов и т.д. Теоретические исследования направлены на изучение интеллектуальных процессов и создание соответствующих математических моделей. Экспериментальные работы ведутся путем составления компьютерных программ и создания машин, решающих частные интеллектуальные задачи или разумно ведущих себя в заданной ситуации. Систематические исследования в области искусственного интеллекта начались лишь с появлением цифрового компьютера. Первая научная статья по искусственному интеллекту была опубликована в 1950 А.Тьюрингом. Ниже будут указаны основные направления исследований в области искусственного интеллекта и соответствующие методы.

Поиск.

Когда компьютер с игровой программой должен сделать ход, у него обычно имеется выбор из нескольких возможных ходов. Каждый его ход может иметь ряд различных следствий, зависящих от ответных ходов партнера, а каждое следствие может приводить к другим возможным ходам и т.д.

Главная проблема поиска в условиях таких «деревьев возможностей» – т.н. комбинаторный взрыв. Если на каждом уровне поиска имеется 10 возможных вариантов, то 10 уровней поиска дают 10 миллиардов возможных вариантов, полностью проверить которые за приемлемое время не способны даже быстродействующие компьютеры. Поэтому программисту приходится прибегать к «эвристикам» (процедурам, не основанным на формально доказанном алгоритме), которые позволили бы отвергнуть преобладающую часть альтернатив, иной раз даже с риском упустить наилучший ответ. Таким образом, если нет времени перебрать все варианты игры до конца, программа должна решить, когда ей нужно прекратить поиск, и проанализировать позицию приближенно.

О прогрессе в данной области можно судить по успехам компьютерных программ для игры в шахматы.

Например, одна из первых шахматных программ анализировала 7 наиболее вероятных ходов, 7 вероятных ответных ходов на эти ходы, 7 следующих ответных ходов и 7 ответов на каждый из них, а всего 2401 окончательную позицию. В анализе основного массива этих позиций на самом деле не было необходимости. Если найден один ответный ход, нейтрализующий данный первый ход, то незачем искать другие эффективные ответные ходы. Этот вывод был обобщен в так называемую альфа-бета-эвристику для сокращения поиска, которая применяется во всех современных программах различных игр.

Цели и подцели.

Для достижения некоей цели часто требуется найти последовательность действий, основанную на информации о том, каковы необходимые предварительные условия и последствия успешного выполнения тех или иных действий. На основе анализа того влияния, которое одно действие оказывает на условия успешного выполнения других действий, была создана компьютерная программа для автоматизированного проектирования электронных схем.

Представление знания.

Многие трудности при создании машин, выполняющих определенные интеллектуальные задачи, связаны с вопросами о том, какую информацию должна иметь программа, каким образом на основании этой исходной информации могут быть сделаны дальнейшие выводы и как эта информация должна храниться в компьютере. Необходимостью решения этих проблем были вызваны к жизни исследования, цель которых – ответить на вопрос, что такое знание. Многие аналогичные проблемы исследуют эпистемологи – специалисты по теории знания. Мощные средства представления в компьютерных программах и эффективные способы логических рассуждений дала математическая логика. Но, как оказалось, в существующих системах математической логики представлены не все формы рассуждений, свойственные человеческому интеллекту и необходимые для решения проблем. Интеллект нуждается еще и в способах рассуждения, допускающих скачкообразный переход к выводам, которые могут быть ложными. Специалисты установили также важное значение ситуаций, в которых новые действия могут начинаться до завершения начатых ранее. Предметом изучения стало также знание о знании.
ИСКУССТВЕННЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ И ОКРУЖАЮЩИЙ МИР

Предполагается, что интеллектуальные машины должны не только решать проблемы шахматной игры и математики, но также видеть, слышать, контролировать движение и производить изделия.

Сопоставление с образцом.

Созданы программы, отождествляющие объекты по контурам изменения цвета или яркости либо по протяженным областям одного цвета или одной текстуры. Для выполнения таких задач необходимо, чтобы компьютер хранил в памяти образцы и мог сопоставлять с ними объект. Компьютер может хранить в памяти представление о собаке как некую совокупность морды, лап, хвоста и т.д., все заданной формы и правильно соединенное. Программа может найти собаку на изображении, сопоставляя образец собаки с частями изображения. Программа может вычислить, как должна выглядеть собака, если на нее смотреть под определенным углом или если она частично закрыта другими предметами.

Общие принципы описания изображений и методы сопоставления с образцом применимы и к отождествлению собаки, и к отождествлению шахматной позиции, и ко многим другим задачам.

Понимание языка.

Существуют программы, распознающие и воспроизводящие человеческую речь. Некоторые из них распознают сотни отдельных слов, другие могут даже «понимать» связную речь. Существуют компьютерные программы, способные читать тексты из букварей и отвечать на некоторые вопросы по этим текстам. Другие программы могут вести диалог с врачом о заболеваниях крови. Но круг вопросов, в которых «разбираются» такие программы, очень узок. И трудность не в запасе слов, а в том, что для понимания статьи из энциклопедии требуется больше начальных знаний и умения рассуждать, чем может учесть программа.

В 1950-х годах составлялись программы компьютерного перевода с одного языка на другой. Они были не очень эффективны, и спустя несколько лет пришлось признать, что для успешного перевода необходимо, чтобы программа «понимала» текст, который переводит. В настоящее время прилагаются усилия к тому, чтобы наделить компьютеры более полным пониманием все больших и больших фрагментов и закономерностей естественного языка. Такое понимание оценивается по эффективности программ, отвечающих на вопросы по тексту на основании информации, содержащейся в тексте, и заложенной в программу «способности к рассуждению».

Обучение на опыте.

Человек и животные обучаются на собственном опыте, и такой способностью должны обладать и программы. Чтобы программа могла обучаться на собственном опыте, следует соответствующим образом представить в машине ее собственное поведение. Такое обучение может быть эффективным, если малые с точки зрения человека изменения в поведении отображаются малыми же изменениями в способе представления поведения. В настоящее время, чтобы изменить поведение программы, следует пересмотреть всю программу и в ряде мест внести в нее существенные изменения.

Одной из главных целей исследований в области искусственного интеллекта остается разработка программ, умеющих рассуждать, т.е. способных сочетать инструкции с собственными знаниями. Таким образом, для создания эффективно самообучающейся программы необходимо дальнейшее продвижение в области эпистемологии и способов представления знаний.

Промышленные роботы.

Роботы, выполняющие тяжелую или опасную работу, все шире применяются в промышленном производстве. Самые первые из них программировались на повторение одной и той же последовательности действий, состоящей, например, в том, что заготовка берется в определенном месте и кладется под пресс или в печь, а затем вынимается. Даже несовершенные роботы позволяют создавать гибкие производственные системы. Промышленные роботы следующих поколений снабжались программами, предусматривающими «очувствленное» восприятие окружения с применением в некоторых случаях телевизионных камер для определения положения объектов. Существуют программы управления автомобилем, предотвращающие наезды на препятствия.

Экспертные системы.

Это программы с «базой знаний», формализующей опыт специалистов в некоторой области, и с «механизмом вывода», позволяющим пользователю распознавать ситуацию, ставить диагноз или давать рекомендации для выбора действий. Одна из экспертных систем определяет структуру органического химического соединения по данным масс-спектрометрического анализа. Другая – помогает врачу поставить диагноз, рекомендует анализы и лечение, а затем дальнейшие анализы и лечение на основании результатов предыдущего.
Применение экспертных систем началось в 1980-х годах. Например, был разработан «помощник идентификатора кредитных карточек», вырабатывающий рекомендации для лица, обязанного принимать решение о принятии к оплате кредитной карточки с учетом рисков мошенничества и неплатежа, в зависимости от учетных записей владельца карточки и магазина.

Обработка информации.

Исследования в области искусственного интеллекта тесно связаны с исследованиями человеческого интеллекта. Направление в психологии, делающее упор на психологические механизмы обработки информации, начало которому положили А.Ньюэлл и Г.Саймон в 1950-х годах, основан на компьютерном моделировании интеллектуальных процессов.

Конечная цель исследований в области искусственного интеллекта – достичь такого понимания интеллектуальных механизмов, при котором можно было бы создать компьютеры, по уровню интеллекта превосходящие человека. Одни ученые считают, что это нереально, другие – что успех уже близок. Большинство же сходится на том, что, хотя разработанные методы и ведут к дальнейшим успехам, для достижения хотя бы человеческого уровня интеллекта нужно еще совершить решающий прорыв, наделив компьютерные программы неким общим представлением о мире.


­­


Категории: Ии, Кибернетика
Прoкoммeнтировaть
СОЗНАНИЕ livinson 19:04:54
Подробнее…СОЗНАНИЕ – одно из основных понятий психологии, социологии и философии. Обозначает специфически человеческий уровень и способ организации психики, содержание которого составляют чувственные и интеллектуальные образы предметов и мотивационно-эмоциональное отношение к ним. Они открываются субъекту как его внутренний опыт в процессе самонаблюдения (интроспекции). Как и в случае с пониманием времени, нам кажется, что мы знаем, что такое сознание, но затрудняемся определить его. Обыкновенно у нас есть непосредственное осознание собственных душевных состояний, так сказать, «особый доступ» к ним. Когда у нас болит голова, мы знаем об этом просто потому, что чувствуем боль, а когда нам хочется завести кошку – потому, что можем сформулировать это намерение. Обычно нам не приходится догадываться о присутствии наших собственных ощущений, чувств, желаний, мыслей, намерений и воспоминаний или о каких-то их особенностях. Они сами показывают свое присутствие. Однако временами мы можем как бы отстраниться и подумать над ними, осознать какие-то их особенности в тот самый момент, когда мы их испытываем. Такое осознание второго порядка может быть более или менее преднамеренным, целенаправленным и артикулированным. Предполагается, что некоторые из более тонких его форм невозможны без языка. (Мы не способны были бы, например, заметить, что в ноге, которую мы «отсидели», ощущается «покалывание иголками», если б не имели для выражения такого сравнения.) Осознание второго порядка многие называют самосознанием, и именно с ним связано основное различие между человеком и животными. Иногда его еще называют «интроспекцией» или «внутренним чувством» и сравнивают с прожектором, который освещает нам содержание нашей психики. Способность отстраниться и подумать объясняет разницу между непосредственным опытом, доступным всем животным, и тем обходным путем, с помощью которого только человеческие существа способны понимать, что испытывают другие, в зависимости от того, как те выглядят или ведут себя.

Сложность сознания становится яснее, когда мы начинаем его исследовать при разных нейрофизиологических состояниях. Наблюдения над больными, страдающими из-за повреждений мозга т.н. «амнестическим синдромом» либо «корковой слепотой», дают возможность заглянуть в природу сознания глубже и с необычной стороны. В обоих случаях больные, хотя и сохраняют способность к обучению и выполнению различных задач, не осознают ее. Больной с амнестическим синдромом при сохранных восприятии и мыслительных навыках не может удержать в памяти воспринимаемое и осмысливаемое. Корковая слепота вызывается поражением тех зон коры головного мозга, куда поступают зрительные сигналы, вследствие чего больной не видит какую-то часть поля зрения. Со временем некоторые из таких больных становятся способны различать движения и простые контуры в этой части поля зрения, но без осознания и опознания образов. Когда их спрашивают о том, что находится в «слепом» участке, им кажется, что они просто угадывают ответ, или, самое большее, у них возникает смутное чувство, что там что-то есть. Было выдвинуто предположение, что недостаток осознания у обеих групп больных обусловлен рассогласованием системы иерархического контроля за той цепью, по которой передается информация. Вероятно, именно эту, не получившую пока четкого определения систему можно соотнести с сознанием. Вопросы, встающие в связи с подобной картиной, касаются природы того, «кто» использует эту систему контроля. Не предполагает ли такое описание маленького гомункулуса со своим собственным сознанием, которое, в свою очередь, может быть объяснено еще одной системой контроля, следящей за ним, и т.д. и т.д. Если это так, то каким образом контролирующая система, которой заранее приписывается сознание, может удовлетворительно его объяснить? Даже если бы на этот вопрос и удалось найти ответ, и такая связь была бы доказана и наполнена физическими деталями, подобный механизм имел бы отношение, вероятно, только к некоторым обусловливающим сознание состояниям нервной системы (неважно, первого или второго порядка), а не к природе самого сознания.

Сознание в первичном смысле слова кажется неразрывно связанным с субъектом, способным иметь опыт и собственный взгляд на вещи. Независимо от того, будет этот субъект человеком или обезьяной, кошкой или мышью, всегда есть что-то, чем он является «изнутри» – с его собственным опытом и мироощущением. В случаях «расщепленного» мозга, т.е. после хирургического рассечения нервных волокон, связывающих правое и левое полушария, индивидуализация сознающих субъектов неясна. Результаты этой операции можно интерпретировать как создание субъекта с двумя различными психиками, или двух субъектов со своим опытом, сознанием, или же как психической деятельности без единого субъекта. Тем не менее сознание, по-видимому, предполагает и поддерживает наличие какого-то рода субъекта с внутренней жизнью. Поскольку чертополох или канцелярская скрепка не содержат ничего такого, чтобы было бы их существованием «изнутри», то ни чертополох, ни скрепка не являются субъектами, в отличие от людей и обезьян, кошек и мышей. Именно уникальная приватность «внутреннего» субъективного аспекта сознания делает его столь непостижимым. Невозможно даже вообразить, что когда-либо удастся создать объективизированное научное представление об этом феномене. Проблема особенно остро ощущается, когда мы переходим от вопроса, на что похожи состояния сознания других людей (которые мы естественным образом конструируем наподобие наших собственных) к вопросу, на что могут быть похожи состояния сознания совершенно не похожих на нас животных (представление о том, каково быть кошкой или мышкой – это такое знание, которое в принципе недоступно).

Состояния сознания субъекта значительно варьируют по интенсивности и качеству. Обычно мы чувствуем, что сознание слабее, когда засыпаем или просыпаемся, чем когда пребываем в бодрствующем состоянии. Кроме того, мы можем в большей или меньшей степени ощущать себя чуткими и внимательными к тому, что осознаем. Мы располагаем также различными критериями, на основе которых делаем выводы об уровне осознания других людей. Иногда эти критерии весьма неформальны и могут ограничиваться наблюдением, – можно увидеть, например, что человек падает в обморок или просто клюет носом. В других случаях критерии отличаются клинической четкостью. Так, когда врач оценивает состояние комы по специальной шкале, в число используемых им признаков входят спонтанное открытие глаз в ответ на голос или болевой раздражитель, характер двигательных реакций, способность к речи.

На первый взгляд, представление о различных уровнях сознания кажется очевидным. Однако где кончается сознание и начинается бессознательное? Когда мы засыпаем сном без сновидений, уходим ли мы постепенно из существования, к которому снова возвращаемся, просыпаясь? Может ли личность оставаться личностью, будучи бессознательным существом? Возможно ли быть субъектом в большей или меньшей степени? Попытаемся вкратце проанализировать само различие между сознательными и бессознательными психическими состояниями.

Мы склонны предполагать, что наши мысли, намерения и желания являются осознанными. Когда возникает некая вероятность того, что они могут быть неосознанными, мы подчеркиваем их сознательный аспект, чтобы противопоставить тем мыслям и желаниям, что остаются «незримыми», сохраняясь в памяти, и тем, что приговорены к заключению в бессознательном (или подсознательном) царстве, существование которого предполагается психоаналитической теорией (другой тип примеров – осознаваемое зрительное восприятие в противоположность корковой слепоте.). Те же самые мысли, чувства и желания могут в одно время быть в фокусе нашего внимания, а в другое – нет, поэтому кажется, что они подвижны. Однако не все ментальные процессы и действия столь «мобильны». Например, сильные ощущения или аффекты (скажем, боль) – это ментальные явления, которые мы неизбежно осознаем. Мы не можем поместить их в какую-то нейтральную нишу, которая не подлежит осознанию, и никакие воспоминания о боли не могут сравниться с самой болью. Однако воспоминание о том, что 7 + 5 = 12, мало чем отличается от текущей мысли, что 7 + 5 = 12, так что мы склонны предполагать, что знаем всегда (по большей части бессознательно), что 7 + 5 = 12. Поэтому контраст между осознаваемыми и неосознаваемыми ментальными состояниями не относится в равной мере ко всему сенсорно-когнитивно-аффективному спектру, что подводит нас к следующему вопросу: существуют ли идеи, понятия, мысли, правила или принципы, являющиеся в основном бессознательными? Еще со времен Платона выдвигались теории, дававшие положительный ответ на этот вопрос, равно как и теории, оспаривавшие его. Платон, Декарт и другие философы, каждый своим путем, пришли к мысли, что человеческое научение зависит от бессознательного использования врожденных идей и принципов, которые мы не осознаем вообще или осознаем с большим опозданием. Однако философ-эмпирик Локк находил противоречивым по своей сути предположение, что в нашем уме могут ютиться идеи, мысли или принципы, которые мы не осознаем и может быть никогда не осознaем. Рационалист Лейбниц защищал гипотезу о врожденном бессознательном характере принципов, считая, что они играют ключевую роль в приобретении знаний. Мы, писал он, от рождения вооружены аксиомами логики, арифметики и геометрии. Эти принципы используются и во всех других наших рассуждениях. Если бы, например, мы с самого начала не знали или по крайней мере не подразумевали, что всякая вещь тождественна самой себе, мы оказались бы не способны к различению, необходимому для научения. С самого рождения эти принципы или представления пребывают в нас как прожилки в куске мрамора – существующие, но незримые. Для того чтобы они стали видны, требуются время и зрелость, подобно тому, как долгие годы терпеливой работы скульптора раскрывают рисунок мрамора. Во второй половине 20 в. в споре рационалистов и эмпириков используется материал психолингвистики и когнитивной психологии. Лингвист и философ Н.Хомский вторит таким рационалистам, как Декарт и Лейбниц, утверждая, что психологическая реальность включает врожденные бессознательные синтаксические правила, или «схемы», которые обеспечивают процесс овладения языком. Многие из них никогда не выходят непосредственно на сознательный уровень. В теориях зрительного восприятия и познания сходный статус приписывается т.н. «процессам обработки данных», которые неявно присутствуют в любом акте восприятия и рассуждения. Другие, следуя эмпиризму Локка, видят в таких теориях поощрение слишком расширительной трактовки ментального. Почему принципы или процессы, которые никогда не появлялись и не появятся в нашем личном сознательном опыте, заслуживают названия «ментальных» больше, чем бесчисленное множество других чисто физиологических процессов, происходящих в нашем организме, таких, как пищеварение или митоз? На это можно возразить, что такой подход стирает разницу между несознательными (нементальными) и подсознательными процессами.
Трудно уловима не только граница между сознательными и подсознательными чертами психики. Никогда не было согласия и по поводу различия между обладающими сознанием и лишенными его организмами (или системами, как теперь принято называть любые сложные существа). В 17 в. Декарт полагал, что все животные, кроме человека, это просто машины, лишенные сознания, а в конце 19 в. биолог Г.Дженнингс, напротив, утверждал, что если бы амеба была размером с кита, она вполне могла бы быть наделена элементарным сознанием. Если под сознанием понимается – и это наиболее существенно – наличие ощущений (болевых и т.п.), тогда животные, обладающие нервной системой, достаточно сложной для этого, имеют и сознание. Но, как мы уже видели, сознание можно определить и иначе. Можно утверждать, например, что разница между бобрами, строящими плотины, и инженерами, конструирующими плотину, не в том, что инженеры «лучше» осознают постройку плотин, чем бобры, а в том, что бобры вообще не осознают постройку плотин. Другими словами, здесь существует разница в самом типе сознания. Бобры (насколько нам известно) не создают концепций постройки плотин. В отличие от инженеров, которые формулируют свои намерения и планы, а затем проектируют пути и способы их исполнения, бобры упорно и без раздумий, подобно тому, как работает компьютер, осуществляют ряд действий, которые кажутся заранее запрограммированными; в эту программу, однако, включены (опять-таки подобно тому, как действует компьютер высокого уровня) рудиментарные альтернативные возможности в случае непредвиденных препятствий на обычном пути. Хотя бобры в каком-то смысле осознают строительство плотин препятствия, с которыми пытаются бороться, они все же не осознают, что именно делают, в смысле концептуального осознания. И причина, по которой мы полагаем, что они этого не осознают, заключается в отсутствии у них способности к языку, который был бы достаточен для формулировки понятий. (По крайней мере, мы не можем вообразить существование понятий без языка. Если существует разница между наличием понятий и наличием языка для их формулировки, невозможно сказать (тем более без языка) в чем она заключается.) С другой стороны, многие этологи и философы отвергают идею, что есть какое-то существенное различие между сознанием человека и сознанием животных. При этом выдвигается следующий аргумент: точно так же, как нельзя точно указать тот момент в жизни человека, ранее которого понятия еще не могут быть сформулированы, а позже уже могут, нельзя указать и стадию в эволюции, до которой понятия еще не существуют и после которой они появляются. Те, кто настаивает на принципиальном различии в характере сознания животных и человека, могут лишь подчеркивать способность человека к языку как радикальный разрыв в эволюции организмов и – независимо от пользы языка в эволюционном смысле – отождествлять его со способностью к формированию понятий и концепций (например, «строительства плотин»).

Обычно считается, что сознание несомненно свойственно человеку и другим животным, у низших организмов его наличие сомнительно, и оно бесспорно отсутствует в неорганической материи. Но современные исследовательские проекты в области искусственного интеллекта породили идею о том, что программы высокого уровня создают возможность появления восприятия, мышления и понимания у неорганических машин. Основой для подобного утверждения служит тезис, что сущность когнитивных процессов заключается в манипуляции с формальными символами. Противники этого аргумента считают, что одно дело – подражание сознательному разумному поведению, такому, как доказательство теорем или игра в шахматы, а другое дело его воссоздание (тот факт, что попугаи «запрограммированы» изображать речь, не означает, что они воспроизводят речевой акт). Компьютеры, вероятно, способны только к «операциям» (т.е. манипуляциям с символами), но их смысловая сторона определяется компьютерными пользователями и программистами, т.е. теми, кто обладает сознанием и данный смысл заложил. Калькулятор может манипулировать цифровыми знаками так, чтобы мы могли их «прочесть» как ответы на наши арифметические вопросы. Но будучи сконструирован, чтобы это делать, механизм не наделяется при этом каким-либо сознанием. И карманный калькулятор, и самый сложный компьютер обладают не большей субъективностью, чем неоновый сигнал. Никакой прогресс в программном обеспечении и программировании сам по себе пока не может обеспечить компьютеру сознание. Остается, однако, неясным, что произойдет, если создание новых типов компьютеров, обладающих базовыми сенсорными и аффективными способностями, напоминающими наши собственные, будет сочетаться с соответствующим высокоразвитым программным обеспечением. Вразумительные ответы на вопрос, насколько могут различаться физические субстанции, реализующие сознание, без сомнения, принадлежат будущему. Тем не менее, даже если когда-нибудь и возникнет возможность придумать и создать обладающего сознанием и интеллектом робота, мы знаем заранее, что встанет вопрос, каково быть этим роботом «изнутри», и как и в случае с кошкой и мышкой, это останется для нас тайной. Даже будучи хорошо осведомленными в том, как устроено искусственное существо, обладающее сознанием, мы не получим доступа к его мироощущению.

Ввиду \rtlch«\ltrchнеуловимости\rtlch»\ltrch сознания, философы и ученые время от времени стараются либо снизить его роль в целенаправленном поведении, либо вообще изъять его из психологии. Эпифеноменализм – учение, которое признает существование сознания, но отрицает его причинную роль в поведении. Сознание уподобляется рабочему из дорожной бригады, который держит флаг, предупреждающий о ремонте, – он присутствует, но не работает. Бихевиоризм тоже отрицает значимость для психологии внутренних состояний, недоступных объективному наблюдению, анализируя психику полностью в терминах поведения или склонности вести себя так или иначе. Однако такое направление, как элиминативный материализм, обращается с предполагаемыми состояниями сознания еще более решительно, чем эпифеноменализм или бихевиоризм. По мнению его сторонников, вера в существование состояний сознания восходит к архаической «расхожей психологии», словарь которой постепенно должен быть изжит («элиминирован») и заменен более адекватной научной терминологией, подобно тому как разговоры об одержимости бесами были вытеснены анализом шизофрении. Подобные представления следует отличать от теорий, объявляющих сознание идентичным физическим процессам. Для сторонников этих теорий сознание, безусловно, существует, но сущностная его природа является нейрофизиологической; то, что мы видим цвета, чувствуем боль или тревогу, не отрицается, но интерпретируется как нечто тождественное соответствующим нейрофизиологическим состояниям и процессам.

Тезис о ненужности и бесполезности понятия «сознание» для нашей схемы мира трудно признать справедливым. Само понятие концептуальной схемы – даже если это схема элиминативного материалиста – предполагает наличие сознательного существа, которое эту схему создает. Так что сознание все равно остается. Как можно себе представить, что оно исчезнет полностью из нашего представления о самих себе и о других? Быть может, кажущийся непреодолимым барьер между собственным сознанием и сознанием других удастся преодолеть не столько средствами науки или философии, сколько более пристальным вниманием к литературе и искусству. В конце концов, нам может помочь и эмпатическое воображение – ведь читая воспоминания Черчилля, мы в какой-то мере понимаем, каково быть Уинстоном Черчиллем «изнутри». Почему бы такому роману, как Обитатели холмов Ричарда Адамса, в котором главные герои – кролики, не дать нам некоторое представление о том, что значит смотреть на мир глазами созданий, совершенно на нас не похожих?


­­


Категории: Сознание, Психология
Прoкoммeнтировaть
Солипсизм livinson 19:02:51
Солипсизм — радикальная философская позиция, характеризующаяся признанием собственного индивидуального сознания в качестве единственно-несомне­нной реальности и отрицанием объективной реальности окружающего мира.
Ригидность - трудность в изменении намеченной программы деятельности (например, каково-то поведения) в условиях, объективно требующих ее перестройки.
Естественное бессознательное - банк врожденных или приобретенных в младенчестве ассоциативных связей и эмоциональных реакций.
Синдром Стендаля — психосоматическое расстройство, характеризующееся частым сердцебиением, головокружением и галлюцинациями, проявляющееся, когда человек находится в зоне воздействия искусства или в месте сосредоточения большого числа объектов искусства.
Мотивация - потребность конкретного индивида добиваться успеха и избежания неудачи, вызывающая активность человека в определенном направлении.
Конфабуляции - возникшие ложные воспоминания.
­­


Категории: Слова
Прoкoммeнтировaть
Нонконформизм livinson 19:01:49
Нонконформизм — стремление индивида придерживаться и отстаивать установки, мнения, результаты восприятия, поведение и так далее, прямо противоречащие тем, которые господствуют в данном обществе или группе. Часто считается синонимом понятия «негативизм» и антонимом понятия «конформизм». В некоторых случаях нонконформизмом называют просто готовность индивида отстаивать свою личную позицию в тех случаях, когда она противоречит позиции большинства. В таких случаях описанное в данной статье явление выделяют под названием «антиконформизм»(от­ англ. anti- — «противо-»).
Нонконформизм и конформизм
Нонконформизму конформизм часто противопоставляется­, однако при более детальном разборе между этими видами поведения обнаруживается очень много общего. Нонконформная реакция, как и конформная, обусловлена и определена групповым давлением, является зависимой от него, хотя и осуществляется в логике «нет». Поведенческий негативизм нередко связан с тем, что конкретный индивид оказывается на стадии вхождения в группу, когда первостепенной личностной задачей для него выступает задача «быть и, главное, казаться не таким, как все». В значительно большей степени реакциям и конформизма, и нонконформизма противоположен феномен самоопределения личности в группе.
Отмечается также, что и конформное, и нонконформное поведение чаще встречаются в группах низкого уровня социально-психологи­ческого развития, и, как правило, не свойственно членам высокоразвитых просоциальных сообществ.
Экспериментальные исследования
Широко известны следующие экспериментальные исследования нонконформизма:
1951 год — «Эксперимент Аша», в котором около 8 % испытуемых проявили нонконформную реакцию.
1963 год — «Эксперимент Милграма». Имеется в виду та его модификация, в которой подсадным испытуемым предписывалось отказываться участвовать в «эксперименте». В этой модификации большинство настоящих испытуемых отказывалось от участия в «эксперименте» вслед за подсадными, но 10 % испытуемых продолжали выполнять инструкции экспериментатора, несмотря на условия эксперимента.
1980 год — Эксперименты Чарльза Ричарда Снайдера и Говарда Л. Фромкина на студентах Университета Пердью, где студентам сначала предлагалось оценить то, насколько, по их мнению, 10 их наиболее значимых установок совпадают с аналогичными установками других студентов, а потом участвовать в экспериментальном исследовании конформизма. Была выявлена закономерность, согласно которой, чем больше участники идентифицировали собственные установки с установками других в ходе опроса, тем сильнее у них проявлялась тенденция к нонконформизму на экспериментальном этапе.
­­


Категории: Слова
Прoкoммeнтировaть
Индифферентизм livinson 19:00:38
Индифферентизм - постоянное равнодушие или безразличие в отношении к чему-нибудь. Принципиальное значение имеет И. в области высших вопросов жизни и знания - И. религиозная и философская. Противоположная И.крайность есть фанатизм, коего не чужда и философия (autoV eja - сам сказал - пифагорейцев, jurare in verba magistri). Обе крайности обусловлены психологически различием темпераментов, но помимо этого И.всегда искала себе теоретического оправдания, переходя таким образом в скептицизм. Кроме скептических соображений философского характера, И.находит себе общедоступную опору в фактическом существовании множества отрицающих друг друга систем и учений. Для ума, вышедшего из состояния непосредственной уверенности, но не имеющего возможности или охоты к самостоятельному исследованию высших начал, И. представляется самым естественным исходом. Не следует, однако, думать, что эта точка зрения непременно совпадает с широким отношением к чужим убеждениям и верованиям, т.е. с веротерпимостью. Признавая все учения теоретически ложными, или по крайней мере недостоверными, можно некоторые из них считать практически вредными и беспощадно преследовать (как преследовались, напр., христиане неверующими римскими чиновниками или китайскими мандаринами). Таким образом, веротерпимость, несовместимая с темным фанатизмом, не всегда совмещается и с его противоположностью -полу просвещенной И.; она может быть действительно обеспечена лишь во имя безусловного начала справедливости, при вере в превосходство нравственной силы над физическою.
­­


Категории: Слова
Прoкoммeнтировaть
Ризома livinson 18:59:30
Ризома (фр. rhizome «корневище») — одно из ключевых понятий философии постструктурализма и постмодернизма, введенное Ж. Делёзом и Ф. Гваттари в одноименной книге 1976 года и призванное служить основанием и формой реализации «номадологического проекта» этих авторов. Ризома должна противостоять неизменным линейным структурам (как бытия, так и мышления), которые, по их мнению, типичны для классической европейской культуры.
Наглядным образом для неё выступает запутанная корневая система растения. Согласно Делёзу и Гваттари, у ризомы нельзя выделить ни начала, ни конца, ни центра, ни центрирующего принципа («генетической оси»), ни единого кода. Они называют следующие основные свойства ризомы: (1) связь, (2) гетерогенность, (3) множественность, (4) незначащий разрыв, (5) картография, (6) декалькомания.
По мнению авторов, ризома способна порождать несистемные и неожиданные различия, которые невозможно противопоставить по наличию или отсутствию некоего признака. Ризома включает в себя линии членения, «сравнительные скорости» движения по которым составляют её организацию. Связи линий ризомы образуют так называемое «плато» — временную зону устойчивости в её постоянно пульсирующей конфигурации.
Однако авторы принципиально противопоставляют эти зоны бинарным векторам развития, типичным для «древовидных структур». При этом номадология ставит проблему взаимодействия линейных («древовидных») и нелинейных («ризоморфных») сред. По толкованию М. А. Можейко, «ризоморфные среды обладают имманентным креативным потенциалом самоорганизации» и могут быть названы синергетическими.
По словам У. Эко, выстраивая мир романа «Имя розы» как «пространство догадки», он опирался именно на понятие ризомы — одного из типов лабиринта.
­­


Категории: Слова
Прoкoммeнтировaть
ТРАНСЦЕНДЕНТАЛЬНОЕ livinson 18:58:04
Подробнее…ТРАНСЦЕНДЕНТАЛЬНОЕ(от лат. transcendent, transcendentalis — перешагивающий, выходящий за пределы) — возникший в средневековой философии фундаментальный филос. и теологический термин, претерпевший за свою историю существенные изменения в значении. Первоначально Т. выступало как синоним трансцендентного, что базировалось на средневековом учении о трансценденталиях (nomina transcendentia).
Первой крупной вехой явилось учение Фомы Аквинского о трансцендентальности как надкатегориальности и фиксации шести самых известных трансценден-талий, сопряженных с сушим. Дунс Скот выдвинул идею метафизики как «scientia transcendents» и расширил Т. с помощью разделительных атрибутов сущего. В 17—18 вв. существовало три основных течения в понимании Т.: идущая от Дунса Скота трансцендентальная философия И. Шарфа, Ф.А. Аэпинуса и др.; понимание трансценденталий в метафизике X. Вольфа, А.Г. Баумгартена; трансцендентальная космология Вольфа и его последователей. В этот период в качестве терминологических начинают появляться обороты с латинским словом «transcendentalis» (К. Шайблер, И. Шарф и др.), хотя синонимичность Т. и трансцендентного по-прежнему сохранялась (вплоть до И.Г. Ламберта и И.Н. Тетенса). В 18 в. Баумгартен истолковал Т. как сущностное, а Тетенс — как всеобщее.
Т. существенно было переосмыслено И. Кантом, хотя у него заметны следы и старого значения этого понятия. В его критической философии Т. связывается с априорным (движение к чему началось уже в трансцендентальной космологии Вольфа и в метафизике Дунса Скота) и противопоставляется эмпирическому и трансцендентному. Кант называет Т. «всякое познание, занимающееся не столько предметами, сколько видами нашего познания предметов, поскольку это познание должно быть возможным a priori; он подчеркивает, что Т. касается возможности или применения априорного знания и есть «не всякое априорное знание, а только то, благодаря которому мы узнаем, что те или иные представления... применяются и могут существовать исключительно a priori, а также как это возможно»; синонимом Т. у Канта выступает также критическое.
Дальнейшее развитие термина «Т.» шло преимущественно в двух направлениях: истолкование кантов-ского понятия Т. (Т. как априорное — Г. Гельмгольц, Г. Спенсер, Б. Баух и др.; Т. как выяснение условий возможности чего-либо — Л. Наторп, И.Б. Лотц и др.; Т. как противоположность трансцендентному или эмпирическому — И.Г. Фихте, Ф.В.И. Шеллинг, Г. Коген и др.) или же игнорирование кантовских различений либо апелляция к средневековому значению термина «Т.» как синониму термина «трансцендентное» (или внутренне тесно связанное с ним) (амер. трансценден-талисты, Ф. Шлейермахер, Махариши Махеш Йоги, частично — X. Файхингер, М. Хайдеггер, Г. Риккерт, С.Л. Франк, X. Книттермейер, Б. Лонерган и др.).
Самую существенную после Канта трансформацию термин «Т.» претерпел в трансцендентальной феноменологии Э. Гуссерля, в которой Т. употребляется как коррелят трансцендентного и обозначает мотив обращающегося вопрошания о последних источниках всех познавательных образований, самоосмысления познающим самого себя и своей познающей жизни, чисто и окончательно обоснованной из источника Я-сам универсальной философии.
Современный этап развития термина «Т.» связан с полемикой в аналитической философии по вопросу о трансцендентальном аргументе, с трансцендентальным прагматизмом К.О. Апеля и Ю. Хабермаса и критикой «трансцендентально означаемого» М. Фуко, Ж. Деррида и их последователями.


­­


Категории: Слова
Прoкoммeнтировaть
понедельник, 24 декабря 2012 г.
Материя (философия) livinson 14:49:42
Подробнее…Материя (от лат. materia — вещество) — философская категория для обозначения физической субстанции вообще, в противоположность сознанию (духу). В материалистической философской традиции категория "материя" обозначает субстанцию, обладающую статусом первоначала (объективной реальностью) по отношению к сознанию (субъективной реальности): материя отображается нашими ощущениями, существуя независимо от них (объективно).
Материя является обобщением понятия материального и идеального, в силу их относительности. Тогда как термин «реальность» носит гносеологический оттенок, термин «материя» носит онтологический оттенок.
Понятие материи является одним из фундаментальных понятий материализма и, в частности, такого направления в философии, как диалектический материализм.
История понятия

В эпоху первых атомистических концепций античности материя понималась как субстанция, основа всего сущего в мире, из которой «построены» все другие тела во Вселенной. Классическим выражением такого понимания материи явился атомизм Левкиппа и Демокрита. Понятие использовалось Платоном для обозначения субстрата вещей, противостоящего их идее. Аристотель признавал объективное существование материи. Он считал её вечной, несотворимой и неуничтожимой.
В средневековой философии в материи видели принцип множества и индивидуации.
Томас Гоббс определял материю как тело (субстанцию), рассматриваемое в отношении его формы (акциденции). Сущностью материи является протяженность. При этом Гоббс мыслил реально существующую материю как «вторую материю», то есть конкретный субстрат вещей определенного вида. «Первая материя», или материя вообще, общая всем вещам, по Гоббсу, не есть тело, отличное от всех других тел, наполняющих универсум, но и не есть одно из этих тел, поэтому реально не существует. Эта реально не существующая «материя без формы» суть только идея тела вообще, каким оно представляется нам, когда мы мысленно абстрагируемся от его формы и прочих акциденций, за исключением количества и протяженности.
По Джону Локку, материя есть протяженная плотная субстанция. Идея материи возникает потому, что мы не представляем себе, как простые идеи разных качеств, доставляемые нам ощущениями, могут существовать сами по себе, без субстрата, которому они принадлежат и от которого происходят. Именно «ощущение убеждает нас в том, что есть плотные, протяженные субстанции». Это знание о существовании материальной субстанции, проистекающее из опыта, Локк считал не подлежащим сомнению. Однако, поскольку все наше знание ограничено идеями, полученными из опыта, идея материальной субстанции остается неясной. Материя, безусловно, есть, но она есть мыслимое нами нечто, нечто такое, что является носителем первичных качеств (акциденций) протяженности и плотности, хотя мы не знаем и не можем знать, что же представляет это нечто само по себе.
Джордж Беркли отрицал существование материи. По Беркли, все, что существует, является существующим лишь постольку, поскольку оно либо воспринимается субъективным духом как идея в ощущениях, либо само воспринимает идеи. Материя же, по определению, есть нечувствующая, немыслящая субстанция, воздействующая на дух извне и порождающая в нем идеи. Таким образом, материя не является ни идеей, воспринимаемой духом в ощущениях, ни воспринимающей идеи субстанцией, а следовательно, не существует.
В эпоху просвещения в понимании материи акцент сместился на бесконечно развивающееся многообразие мира в его единстве. С этой точки зрения материя как субстанция существует не «до» и не «наряду» с другими телами, а только в самом этом многообразии конкретных явлений и только через них. Ярким представителем этого течения был Д. Дидро.
Поль Гольбах считал, что материей является всё то, что действует на наши органы чувств.
Невозможность чувственно воспринимать объекты микромира заставила обратиться к математическим моделям. Говорили об «исчезновении материи», о победе идеализма. К этому привело и то, что материализм традиционно был связан с механически-вещественным пониманием материи.
Определение, лежащее в основе марксистских формулировок термина, дал В.И. Ленин в работе «Материализм и эмпириокритицизм» (1909 год): материя — «…философская категория для обозначения объективной реальности, которая дана человеку в ощущениях его, которая копируется, фотографируется, отображается нашими ощущениями, существуя независимо от них»
Атрибуты и свойства материи



Атрибуты и виды материи
Атрибутами материи, всеобщими формами её бытия являются движение, пространство и время, которые не существуют вне материи. Точно так же не может быть и материальных объектов, которые не обладали бы пространственно-временными свойствами.
Фридрих Энгельс выделил пять форм движения материи:
физическая;
химическая;
биологическая;
социальная;
механическая.
Универсальными свойствами материи являются:
несотворимость и неуничтожимость
вечность существования во времени и бесконечность в пространстве
материи всегда присущи движение и изменение, саморазвитие, превращение одних состояний в другие
детерминированность всех явлений
причинность — зависимость явлений и предметов от структурных связей в материальных системах и внешних воздействий, от порождающих их причин и условий
отражение — проявляется во всех процессах, но зависит от структуры взаимодействующих систем и характера внешних воздействий. Историческое развитие свойства отражения приводит к появлению высшей его формы — абстрактного мышления
Универсальные законы существования и развития материи:
Закон единства и борьбы противоположностей
Закон перехода количественных изменений в качественные
Закон отрицания отрицания
­­
Формы движения материи

Формы движения материи — основные типы движения и взаимодействия материальных объектов, выражающие их целостные изменения. Каждому телу присуще не одна, а ряд форм материального движения. В современной науке выделяются три основные группы, которые в свою очередь имеют множество своих специфических форм движения:
в неорганической природе,
пространственное перемещение;
движение элементарных частиц и полей — электромагнитные, гравитационные, сильные и слабые взаимодействия, процессы превращения элементарных частиц и др.;
движение и превращение атомов и молекул, включающее в себя химические реакции;
изменения в структуре макроскопических тел — тепловые процессы, изменение агрегатных состояний, звуковые колебания и другое;
геологические процессы;
изменение космических систем различных размеров: планет, звезд, галактик и их скоплений.;
в живой природе,
обмен веществ,
саморегуляция, управление и воспроизводство в биоценозах и других экологических системах;
взаимодействие всей биосферы с природными системами Земли;
внутриорганизменные биологические процессы, направленные на обеспечение сохранения организмов, поддержание стабильности внутренней среды в меняющихся условиях существования;
надорганизменные процессы выражают отношения между представителями различных видов в экосистемах и определяют их численность, зону распространения (ареал) и эволюцию;
в обществе,
многообразные проявления сознательной деятельности людей;
все высшие формы отражения и целенаправленного преобразования действительности.
Более высокие формы движения материи исторически возникают на основе относительно низших и включают их в себя в преобразованном виде. Между ними существует единство и взаимное влияние. Но высшие формы движения качественно отличны от низших и несводимы к ним. Раскрытие материальных взаимоотношений имеет огромное значение для понимания единства мира, исторического развития материи, для познания сущности сложных явлений и практического управления ими.
Прoкoммeнтировaть